Archive for November, 2014

Финальные акценты фестиваля

November 11th, 2014
by
under Статьи на русском.
No Comments.

Последние концерты Ереванского международного музыкального фестиваля, ожидаемые с особым интересом, были омрачены отсутствием по объективным причинам двух известнейших музыкантов – скрипача Павла Верникова (Израиль) и флейтиста Массимо Мерчелли (Италия). Тем не менее, атмосфера сопереживания слушателей и исполнителей, акцентируемая оригинальностью интерпретации или попросту самой музыкой, восполнила изменения в программах.

Безусловно, ярким стало завершающее фестиваль выступление пианиста Симона Трпчески (Македония), национальная энергетика которого поновому высветила рельеф Первого фортепианного концерта Брамса. К этому вернемся позже, а сейчас – о предпоследнем дне фестиваля.

В его программе значились два двойных инструментальных концерта: для двух скрипок с оркестром Й.С. Баха, для скрипки, фортепиано и камерного оркестра Мендельсона-Бартольди (оба – ре минор) и Скрипичный концерт ре мажор Чайковского. Солировали скрипачи Сергей Крылов (Россия), Ануш Никогосян (Армения) и пианист Ваан Мартиросян (Франция). Незапланированной премьерой явилась пьеса для струнного оркестра “Lux aeterna” Ерванда Ерканяна, посвященная памяти недавно ушедшего выдающегося армянского ученого, академика Сена Аревшатяна. Инициатором премьеры явился художественный руководитель Филармонического оркестра Армении, заслуженный деятель искусств РА Эдуард Топчян.

Снискавший широкую известность скрипач-виртуоз С.Крылов принадлежит к числу артистически эпатажных музыкантов. Во всяком случае, его интерпретацию Скрипичного концерта Чайковского иначе не назовешь. Высокие темпы крайних частей, сопровождаемые усложнением штриховой техники, постоянные замедления и ускорения, неожиданные тембровые решения, переосмысление традиционной фразировки – все это было оригинальным, но не всегда убедительным. Более убедил его дуэт с А.Никогосян при исполнении Баха. Музыканты склонялись к распространенной в последние десятилетия необарочной манере с ее легким смычком и perpetuo moto, выявлявшим скорее дух витальности, чем экспрессии.

Иная графика – при интерпретации юношеского концерта Мендельсона, его в начале 1990-х гг. с дочерью исполнял Рубен Агаронян с возглавляемым им Камерным оркестром Армении. На сей раз среди солистов более привлекла А.Никогосян: ее выразительная музыкальная артикуляция и неподдельные романтические чувства в первых двух частях сообщили музыке Мендельсона разнообразие лирических переживаний – от сентиментальных до восторженных.

Насыщенная полифоническими канонами “Lux aeterna” (“Вечный свет” ) Е.Ерканяна по жанру может быть отнесена к элегии – трагической элегии, овеянной скорбью утраты. Классическое, но осовремененное по форме и средствам (начало альтовой группой ассоциируется с “Музыкой” для струнных, ударных и челесты Б.Бартока) новое сочинение ведущего армянского композитора наполнено чистотой устремленных к свету духовных помыслов, столь присущих просвещенному уму С.С.Аревшатяна.

Заключительный концерт получился праздничным и торжественным. Настроение сразу обеспечила ликующая “Праздничная увертюра” Шостаковича, сыгранная на одном дыхании, ставшая подготовкой к величественному Концерту N1 ре минор для фортепиано с оркестром Брамса.

Своеобразной интерлюдией между ними стал Концерт для гитары с оркестром (т.н. “Аранхуесский”) Хоакина Родриго, классика испанской музыки XX в. Солировал гитарист Фабио Занон (Бразилия), с первых же звуков подтвердивший свое артистическое реноме. Интеллигентность игры и мастерство солиста в содружестве с ФОА выявили мелодическую красоту и ритмическое богатство Концерта Родриго. Изысканная нюансировка и некоторая импровизационность Занона – не только в каденциях, но и в диалоге с гобоем (О.Папикян) в Adagio – сочетались с проникновением музыки в испанский характер, здесь скорее меланхолический, чем жгучий.

Исполнение Концерта Брамса надо признать одним из лучших достижений на данном фестивале. Развернутое оркестровое вступление в трактовке Топчяна приобрело желаемую импозантность стиля и внутренний драматизм, раскрывающийся на протяжений всей первой части. Гармонично поддерживая намерения солиста,
оркестр выявил немало индивидуальных моментов и в tutti, и в отдельных группах. Так, во второй части Концерта оркестровые светотени дифференцировали колористику, интересно получилось и просветление красок во время перехода от деревянных духовых инструментов к низким струнным.

Самобытно мыслящий, раскрепощенный в проявлении чувств Симон Трпчески в содержательный контекст музыки привносит черты своей национальности. Пианист использует яркий граненый звук, порой утрируя детали, пластику, эмоциональное дыхание, делая музыку натуралистически живой и этим привлекательной для слушателя. В третьей части Концерта Трпчески передал энергию мужественного танца македонцев. Музыка Брамса, прозвучавшая символом международной солидарности, как нельзя соответствовала Ереванскому музыкальному фестивалю.

СВЕТЛАНА САРКИСЯН, доктор искусствоведения

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

spacer