Archive by Author

БЛЕСТЯЩЕЕ ЗАВЕРШЕНИЕ МУЗЫКАЛЬНОЙ ОСЕНИ X Ереванский международный музыкальный фестиваль

November 30th, 2016
by
under Статьи на русском.
No Comments.

Концертным исполнением оперы “Риголетто” Верди Филармонический оркестр Армении под управлением Эдуарда Топчяна в Большом зале филармонии им. А.Хачатуряна завершил свое самое важное событие сезона: X юбилейный международный фестиваль классической музыки. В концерте приняли участие заслуженный коллектив – Армянский национальный академический хор – и солисты. Режиссер-постановщик – Сукиас Торосян, ассистент дирижера – Вардуи Минасян.

МЫ ДАВНО УЖЕ ПРИВЫКЛИ К ПОРАЗИТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ ГЛАВНОГО ДИРИЖЕРА ОРКЕСТРА ЭД. ТОПЧЯНА  совершать художественные прорывы и в оперном жанре. Его заслуга помимо чисто музыкальной части, которую он осуществляет на высоком уровне, – это умение привлечь именно тех людей, которые способны создать замечательный ансамбль. На нашей памяти концертное исполнение таких шедевров мирового оперного репертуара, как “Аида”, “Отелло”, “Риголетто” Верди, “Мадам Баттерфляй”, “Турандот”, “Тоска” Пуччини, “Паяцы” Леонкавалло, “Евгений Онегин” Чайковского и ряд других.

К “Риголетто” Э.Топчян обращается уже дважды. И это не случайно: музыка Верди полна глубокого драматизма, ярко контрастна, психологически глубока. По драматической силе, по непосредственности воздействия, по четкой ясности формы “Риголетто”, бесспорно, занимает первое место среди опер Верди. Во многих отношениях эта опера действительно осталась произведением, не превзойденным ни в одной из последующих опер автора.

Говоря о концертном исполнении “Риголетто”, можно сказать, что именно он, дирижер, стал центральной фигурой премьеры. Он создал страстное, эмоционально-яркое и философски глубокое звучащее полотно. Глубокий интерес к шедевру итальянской классики выразился и в тончайшей проработке, “ретуши” оркестровых партий и в стремлении вернуть первозданную свежесть звучания, открыть в музыке оперы все заложенные в ней красоты. Каждое мгновение наполнено жизнью, интенсивность музыкального потока не ослабевает ни на минуту, из самых, казалось бы, “проходных” эпизодов он добывает нужное созвучие. Во всем ощущается бережное отношение к композиторскому замыслу, стремление воплотить его с предельной простотой. Исполняемая музыка пленяет цельностью замысла и тем лаконизмом, которые редки в других операх Верди. Она великолепна по красоте, выразительности и обилии прекрасных запоминающихся мелодий, по силе и правдивости в передаче чувств.

Первый день премьеры прошел с участием итальянского баритона Джампиеро Ручера в партии Риголетто и прекрасного тенора Липарита Аветисяна в партии герцога Мантуи. К сожалению, побывать на этом концерте мне не посчастливилось, но, по откликам слушателей, премьера прошла блестяще.

НА ВТОРОМ КОНЦЕРТЕ В РОЛИ ГЛАВНОГО ГЕРОЯ ВЫСТУПИЛ ИЗВЕСТНЫЙ БАРИТОН ДАВИД БАБАЯНЦ, пение и игра которого оставили приятное впечатление. Он точно знает свои вокальные и актерские возможности, владеет ими, умеет максимально подчинить их художественной задаче. В партии Риголетто он абсолютный лидер. Он не суетится на сцене, не забывает о главном – о том, что движение дают сама музыка, богатство настроений, смена эмоциональных состояний героя. Как сложна, безмерно трудна для исполнителя та картина в опере, где перед нами во всей многомерной мрачности раскручивается душевный мир шута Риголетто. Встреча Риголетто с придворными – один из наиболее трагических эпизодов в опере и в то же время это важнейший момент в раскрытии его характера. Глубочайшее горе звучит в песенке страдающего шута: “Ля-ра, ля-ра”. Сквозь напускное равнодушие слышны затаенная боль и тревога. Гнев и ненависть, переходящие в страстные жалобы, слышны в арии монолога “Куртизаны, исчадие порока”, исполненном Д.Бабаянцем с подлинным драматическим мастерством, вызвавшим шквал аплодисментов. Несомненно, что живые позы, жесты и свобода, с какой он держался на сцене, были импровизацией. На наш взгляд, именно он создал по-настоящему вердиевский образ. С истинным драматизмом и пластической выразительностью он исполнил все свои арии, подчеркивая суть происходящего на сцене. Шут Риголетто, издевающийся над горем Монтероне (его образ дан в блестящем воплощении молодого баса Саркиса Бажбеук-Меликяна), чью дочь обесчестил герцог, испытывает то же отчаяние, что и осмеянный им старик Монтероне. Риголетто-шут превращается в страдающего отца.

В партии дочери Риголетто Джильды выступила замечательная певица – сопрано Асмик Торосян. Ее образ тоже дан в развитии, в движении. Не очень удачным был любовный дуэт Джильды и герцога: в роли герцога в этот день выступил заболевший тенор из Мариинского театра Ильгам Валиев. Голос певца то и дело срывался, что сказалось на всей его партии. Но зал с пониманием отнесся к происходящему: актерам тоже ничто человеческое не чуждо.

Волнующе прозвучала прекрасная ария Джильды, когда, оставшись одна, она предается охватившему ее чувству. Ее сердце полно светлых надежд, доверия и любви. Свидетельством тому – исполненная Торосян ария “Сердце радости полно”. В ее исполнении порадовало ясное стремление к целостному решению образа, хорошо найденный от начала до конца выдержанный стиль интонирования, благородная пластика движений.

Чудесно справилась с ролью Маддалены Нарине Ананикян (меццо сопрано). И зал высоко оценил ее исполнение. Образ получился живым, выпуклым. И еще одно: у этой певицы чувствуется живое ощущение партнера – качество, которого иногда не хватает некоторым другим певцам, слишком уж жестко привязанным к дирижерской палочке.

ЯРКИЕ, ВРЕЗАЮЩИЕСЯ В ПАМЯТЬ МЕЛОДИИ В ЭТОЙ ОПЕРЕ приобретают особую выразительность. Именно с помощью чрезвычайно ярких мелодий автор оперы создал характеристики всех, даже второстепенных действующих лиц. Свою музыкальную речь имеет и разбойник Спарафучилле в великолепном исполнении Сурена Шахинджаняна, и проклинающий герцога Монтероне (Саркис Бажбеук-Меликян) Марулло (Гагик Варданян, баритон), Матео Борса (Артак Меликян, тенор), граф Чепрано (Погос Беазбекян, бас), графиня Чепрано (сопрано Сильва Петросян), Джованна (меццо-сопрано Мариам Алоян).

На такой высокой ноте завершился фестиваль, который      проходил под патронатом первой леди Риты Саргсян. Более месяца мы были во власти невероятной слитности и яркости звучания всех роскошных артистических сил. Такие вливания музыки нам необходимы, ибо в том, что мы услышали, было столько жизненной энергии, радости, света! Примечательно, что и наш оркестр благодаря своему замечательному фестивалю давно уже вышел на новый уровень музыкальной мысли. Музыкальному фестивалю новой волны удалось достойно поддержать репутацию одного из серьезных в республике форумов и занять свое особое место в сердцах любителей музыки Армении и гостей столицы.

Благодаря организаторам фестиваля – главному дирижеру филармонического оркестра Эдуарду Топчяну и нашему соотечественнику, известному во всем мире виолончелисту Александру Чаушяну – ежегодно каждую осень в течение десяти лет у нас устраиваются такие праздники музыки, которые оставляют незабываемый след в душах тысяч слушателей. Очевидно, именно такие концерты с присутствием звезд экстра-класса вызывают неповторимый духовный подъем, радостное общение исполнителей и слушателей. Только музыка – благородная и могучая, прекрасная в своей душевной радости и чистоте – была единственным центром притяжения для слушателей. “Если есть рай на земле, то это пространство классической музыки”. Так мог сказать каждый из посетителей этого фестиваля на протяжении всех этих нелегких десяти лет. Спасибо его организаторам.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

spacer

ТОРЖЕСТВО МУЗЫКИ

July 18th, 2016
by
under Статьи на русском.
No Comments.

Этот концерт стал подлинным торжеством музыки. Большой зал филармонии им. А.Хачатуряна был переполнен, согрет особой аурой, воодушевлен и объединен соприкосновением с исключительно одаренными артистами – нашими соотечественниками, прилетевшими, словно орлы, из далеких краев. Этим большим концертом Национальный филармонический оркестр Армении завершил масштабные мероприятия, связанные с 90-летием со дня основания.

ЭТОГО ПРАЗДНИКА ЖДАЛИ ДАВНО, ЕЩЕ ГОД НАЗАД. Однако, как известно, весь минувший год прошел под знаком 100-летия Геноцида армян в Османской Турции, и юбилей флагмана отечественного исполнительского искусства был отложен. В течение всей нынешней весны в Ереване и по всей республике прошли мероприятия, связанные с этой важной в культурной жизни страны датой.

Концентрация событий в одном этом вечере была поистине уникальной – выступило блестящее созвездие музыкантов экстра-класса, давно завоевавших любовь культурного пространства. Это и замечательный пианист и дирижер Ваагн Папян, и любимые миллионами слушателей во всем мире скрипач Сергей Хачатрян и виолончелист Александр Чаушян, выдающиеся певцы Асмик Папян и Барсег Туманян, прервавшие свои мировые гастроли ради этого события.

Особую торжественность празднику придало присутствие на концерте президента страны Сержа Саргсяна и первой леди Риты Саргсян, министра культуры Асмик Погосян, представителей разных посольств и других официальных лиц, широкой общественности.

От начала концерта до его окончания в зале царила романтическая приподнятость. Это романтическое начало господствовало и в исполнении артистами программы – блистательном, утвердительном, покоряющем щедростью, вдохновенным талантом, высочайшей культурой.

Юбилей Национального филармонического оркестра – это, конечно, его праздник. Но в гораздо большей степени – и наш праздник. Тех, кому дорога культура страны, дорого искусство и вечный творческий поиск нового в искусстве. Свой юбилей коллектив встретил умудренный опытом, увенчанный славой пропагандиста музыкального искусства. Он заслужил уважения, этот оркестр, потому что девяносто лет отстаивает высокое назначение музыки. Он всем нам видится испытанным в боях кораблем, смело устремленным вперед. Он напорист и упрям, привык к штормам и не избалован штилями. Он неизменно сохраняет любовь слушателей. В филармонию всегда шли охотно, порой сердясь за обманутые ожидания и доброжелательно забывая о них при первой же его победе.

  ЗА ДЕВЯНОСТО ЛЕТ СВОЕЙ ЖИЗНИ ОРКЕСТР СЫГРАЛ бесчисленное множество программ, премьер, видел в своем зале десятки и сотни тысяч зрителей. Даже самый скромный перечень премьер поражает размахом творческих интересов музыкантов – выдающихся дирижеров, о которых мы уже говорили в предыдущих юбилейных материалах. Но как бы ни были внушительны цифры, они сами по себе в искусстве значения не имеют. Важно, что стоит за ними, какой эстетический духовный потенциал они выражают. Симфонический оркестр Армении сыграл выдающуюся роль в общем развитии нашего исполнительского искусства, композиторского творчества. Музыканты, которым доводилось выступать с этим оркестром (а среди них были едва ли не все наши крупные дирижеры, солисты-инструменталисты и вокалисты, многие известнейшие иностранные гастролеры), всегда испытывали большое творческое удовлетворение от совместной работы с ним.

Популярность нынешнему коллективу принесли не только частые выступления на собственной сцене, но и гастрольные поездки за рубежом. Широкая география выступлений очень важна еще и потому, что непосредственные контакты с самой широкой и разнообразной по составу слушательской аудиторией чрезвычайно полезны для всех – и для композиторов, и для исполнителей.

Артистическая раскованность, высокая свобода владения различными музыкальными стилями, истинно духовный контакт с партнерами в самых разнообразных по составу ансамблях – наиболее явные достоинства нынешнего состава оркестра. И подлинно широкий взгляд на мир художественных ценностей, взгляд, идущий от подлинной творческой мобильности.

Такую насыщенную и содержательную программу, несколько необычную по объему, художественный руководитель и главный дирижер Эдуард Топчян провел ярко, талантливо и увлеченно. Одухотворенный природный талант и взыскательность, с которой он относится к любому исполняемому сочинению, принесли успех и юбилейному концерту, оставили неизгладимое впечатление у многочисленных слушателей.

Традиционная композиция “концерта-панорамы” (а именно так была выстроена программа) диктовала необходимость фрагментарного исполнения сочинений крупной формы. С одной стороны, это обеспечило максимальную музыкальную насыщенность, частоту смен художественных впечатлений, с другой – поставило перед музыкантами сложную задачу: сконцентрировать в части образную квинтэссенцию целого.

Бурный успех выступавших в этот день артистов – Сергея Хачатряна, Ваагна Папяна, Александра Чаушяна, Асмик Папян и Барсега Туманяна был именно тем музыкально-интеллектуальным торжеством, тем горячим объятием Родины, которые, как показывают упрямые факты, манят к нам наших лучших музыкантов. С беспримерной стремительностью за два последних десятилетия искусство самого младшего из выступавших артистов – Сергея Хачатряна завоевало современный мир. В этот вечер, как и его основной партнер, виновник торжества – Филармонический оркестр был в главной роли. Его мастерство доведено до высшей степени совершенства (хотя совершенству предела нет), до той легкости, когда  захватывающие дух пассажи кажутся естественными, как дыхание, как движение или улыбка. Тут можно восхищаться каждым сыгранным им произведением, но все равно не передать очарования всего богатства его исполнения. В игре Сергея захватывает все – и кристальная ясность стиля, и красота и тембр звука, и богатство и убедительность интонаций. Он всегда увлечен, возвышен искусством. Это всегда поражает, и это всегда событие.

СЕРГЕЙ ПОРАЗИЛ ЗАЛ СВОЕЙ МУЗЫКАЛЬНОСТЬЮ, страстной напряженностью мелодического высказывания при благородстве и красоте звучания инструмента, естественностью. А публика, завороженная его исполнением, не просто слушала музыку, а была поглощена и изучением самого исполнителя – манерой держаться на сцене – какие у него движения и жесты во время игры, как они согласуются с оттенками звука. Слушая исполнение Рапсодии для скрипки с оркестром Эдуарда Багдасаряна и интродукцию Эдварда Мирзояна, мы старались впитать в себя характерные свойства исполнителя – его невероятную самоотдачу, даже жертвенность в отношении к исполняемой музыке, в чем-то родственную религиозному акту.

Достаточно часто под сводами этого зала звучит и виолончель  Александра Чаушяна – артиста, который, живя в Великобритании и выступая на самых престижных сценах мира, всегда представляет именно свою страну – Армению. Его душа и сердце всегда с нами, иначе почему он столько сил и энергии тратит на то, чтобы каждую осень привозить с собой потрясающую команду первоклассных музыкантов и устраивать вместе с филармоническим оркестром настоящие праздники музыки.

Бурными аплодисментами зал встречал и Ваагна Папяна, которого невозможно сравнить ни с кем. Потому что это – истинная поэзия. Когда он играет, словно сам воздух наполняется огромным смыслом. Как и всегда, в этом зале ярко выступили наши оперные вершины – Асмик Папян и Барсег Туманян, имеющие устойчивую привычку преподносить слушателям всякий раз нечто особенное… Независимо от того, поют они в театре или на концертной сцене, эти мировые звезды в полной мере проявляют дар перевоплощения, глубокого, полного проникновения в образ.

Юбилей оркестра стал ярким явлением культурной жизни, вылился не в простое подведение итогов, а в смотр творческих сил коллектива, за успехами и поисками которого следят многие любители музыки в нашей стране и за рубежом.

…Пройдет еще лет десять – и Национальный оркестр Армении будет отмечать свое столетие. Многое, наверное, станет иным, другие проблемы будут волновать людей. Многое изменится. Но неизменно будет волновать и радовать слушателя музыка. А для этого необходима связь оркестра с жизнью, со своим слушателем. И труд. Ежедневный, ежевечерний труд. Неиссякаемые музыкальные будни. И праздники. Труд – праздник.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

spacer

90 ЛЕТ НА СЦЕНЕ Филармонический оркестр Армении

April 1st, 2015
by
under Статьи на русском.
No Comments.

 

Может быть, это чистая случайность, но уж слишком знаменательная. Концерт Филармонического оркестра под управлением Эдуарда ТОПЧЯНА состоится завтра (20 марта) на сцене Академического театра оперы и балета им. А.Спендиарова.

90 лет назад, именно в этот день взял старт первый армянский симфонический оркестр, взращенный в стенах консерватории. За дирижерским пультом стоял тогдашний ректор консерватории Аршак Адамян: ему и принадлежала идея создания оркестра, в те годы казавшаяся несбыточной. В программе первого концерта были симфония соль-минор Моцарта, Соната для виолончели с оркестром Грига (исп. А.Айвазян), Фантазия для скрипки с оркестром Россини (исп. О.Ованесян) и Свадебный марш Мендельсона.

КАК ОТМЕЧАЕТ ПРОФЕССОР ЕРЕВАНСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ, МУЗЫКОВЕД АРМЕН БУДАГЯН, это было событием в культурной жизни, важность которого выходила за пределы только музыкально-профессиональных интересов. Концерты симфонической музыки, выступление своего оркестра были выходом в другую атмосферу, на другую духовную орбиту, в мир высокой мировой культуры. Именно так воспринимала это событие армянская общественность в те годы.

 

 

“А зародилась идея создания оркестра летом 1924 года, – рассказывает А.Будагян. – Дополнительным стимулом для этого был приезд в Ереван Александра Спендиарова, который задумал устроить концерт из своих сочинений. Для этого он обратился к ректору Ереванской консерватории Аршаку Адамяну и тот предоставил в его распоряжение преподавателей и лучших учеников. Авторский концерт Спендиарова подтвердил возможность организации в Армении симфонического оркестра, целиком укомплектованного местными кадрами. В архиве сохранилась докладная А.Адамяна Наркомпросу. В ней говорится: “Ереванская консерватория, вступая в четвертый год существования, ощущает необходимость в создании оркестра”. И, как и во многих других случаях, А.Мравян помог. Если Спендиаров дал первый в Армении симфонический концерт, то Адамян явился организатором первого постоянного профессионального симфонического оркестра, который имел достаточно регулярные выступления, которыми часто дирижировал А.Спендиаров, оказывавший своей работой огромное влияние на рост и развитие коллектива”.

Созданный на базе педагогов консерватории и ее студентов оркестр вскоре становится популярнейшим коллективом, известным далеко за пределами Армении. После Аршака Адамяна с оркестром работали Александр Спендиаров, Сурен Чарекян, Георгий Будагян.

С 1939 года по 1941-й коллектив оркестра выполнял двойную функцию – был и симфоническим, и оперным оркестром. Помимо должного профессионализма он отличался необычной дисциплиной, собранностью и, что очень важно, любил певцов, работал над оперным репертуаром не менее охотно, чем над репертуаром симфоническим. Конечно, этому способствовали превосходные дирижеры, выступавшие в то время с оркестром, – Константин Сараджев, Микаел Малунцян, Микаел Терьян. Примечательный факт: в 1939 году оркестр принял участие в Первой декаде армянского искусства в Москве, обеспечив высокий уровень оперных спектаклей. В Армфилармонии симфонический оркестр возглавил Константин Сараджев, а оперные постановки осуществлял главный дирижер Оперного театра Микаел Тавризян. В 1942 году в исполнении объединенного симфонического оркестра Госоперы и Армфилармонии под управлением Микаела Тавризяна прозвучала Седьмая симфония Шостаковича, воспринятая как событие огромной художественной значимости.

ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЕ МАСТЕРСТВО КОЛЛЕКТИВА ВЫКОВЫВАЛОСЬ несколькими поколениями дирижеров и артистов оркестра, среди которых не было недостатка в выдающихся инструменталистах. Во все периоды своей истории он был оркестром-пропагандистом, постоянно обновляющим репертуар. Афиши тех далеких лет свидетельствуют о том, как много сочинений армянских авторов звучало в исполнении оркестра под управлением замечательных дирижеров. И кто знает, имели бы мы сегодня столько хорошей армянской музыки во всех жанрах, не будь тех исполнителей-энтузиастов, стимулирующих творчество? Вряд ли. Ведь неозвученные ноты – это еще не музыка.

Концерты оркестра неизменно вызывали глубокий отклик, отдавались “эхом” в сердцах не только армянских слушателей. Вот что писал в 1953 году после своих гастролей в Армении Святослав Рихтер: “Встреча с вами (оркестром) была для меня величайшей радостью. В вашем лице я познал вас как исключительный, хороший, темпераментный и чуткий оркестр. Оркестру свойственны тонкие нюансы, хорошая ансамблиевость, легкая, выразительная игра. Он имеет хорошего главного дирижера – Микаела Манунцяна…”

Артистическая раскованность, высокая свобода владения самыми различными музыкальными стилями, истинно духовный контакт с партнерами в самых разнообразных по составу ансамблях – наиболее явные достоинства оркестра, каким он предстал перед слушателями в период Огана Дуряна. Выступления симфонического оркестра под эгидой этого дирижера составили один из самых ярких этапов в жизни оркестра. Но отношения маэстро с оркестром складывались в нелегких условиях. Здесь никогда не было бесконфликтного равновесия – слишком сложным организмом был этот оркестр, слишком яркой и сложной личностью являлся Дурян. Но, как это ни парадоксально, именно такие непростые взаимоотношения коллектива и руководителя служат основой их взаимных достижений и взлетов. Ибо успех “сражения”, которое именуется концертом, всегда продиктован как силой замысла дирижера, точностью его стратегии, так и силой сопротивления коллектива, который лишь в процессе работы с дирижером бурно устремляется в то русло, что было предвидено им.

Свой заметный след в биографии оркестра оставили и главные дирижеры Михаил Терьян, Рубен Варданян, Арам Катанян, Рафаел Мангасарян и другие. Расцвет оркестра в течение более одного десятилетия связан с двумя личностями – Давидом Ханджяном и Валерием Гергиевым. Их концерты всегда были интересными личностными проявлениями.

С ГОДАМИ СТАНОВИТСЯ ВСЕ БОЛЕЕ ЯСНЫМ ИСТИННЫЙ МАСШТАБ ДАВИДА ХАНДЖЯНА и его вклад в армянскую музыкальную культуру. Давид Ханджян вызывал неотразимую симпатию у всех, кто его видел и слушал. Разгадка тайны в нем самом. Никогда не заслужил бы такую признательность артист, если бы оказался лишь блестящим профессионалом. Нет. В Давиде Ханджяне все видели Личность, зримое воплощение утонченной духовности. Мощь его дарования проявилась во всем, что он играл. Замечательный интерпретатор классической музыки, он неизменно выступал и как первооткрыватель, неутомимый пропагандист современных авторов. Даже самый скромный перечень некоторых премьер Ханджяна, первых исполнений сочинений современных армянских авторов поражают размахом творческих интересов.

А сколько прекрасных часов было в жизни слушателей оркестра, тех, кто любит серьезную музыку, в период Валерия Гергиева, дирижера мирового масштаба. Огромное творческое и организационное дарование, непререкаемая режиссерская воля были направлены на то, чтобы продолжить жизнь оркестра в лучших традициях, чтобы он, постоянно обновляясь, совершенствовался дальше. Здесь было и скрупулезное уважение к авторскому тексту, и умение пробиться сквозь него к тем высотам музыкантских прозрений, где одновременно живут и личность композитора, и личность исполнителя.

И совершенно новая страница биографии оркестра – Лорис Чкнаворян, возглавлявший коллектив в самые кризисные для нашей культуры годы. Это была поистине подвижническая деятельность, недооценить которую было бы несправедливо. Кто знает, имели бы мы сегодня оркестр, не явись Чкнаворян в самый критический момент его истории. Мало того, он сумел создать второй оркестр и хор, найдя достойное применение способным артистам, оставшимся без работы. Руководил вторым оркестром активный, грамотный дирижер Геворг Мурадян, который после распада второго оркестра и ухода Лориса Чкнаворяна возглавил симфонический оркестр в Степанакерте.

Это далеко не полная история симфонического оркестра. Менялись дирижеры, менялся состав оркестра, иными становились стилистика коллектива и его эстетика, неизменной остались любовь к музыке, творческое беспокойство, огонь, который поддерживает ныне в оркестре молодой талантливый музыкант, главный дирижер, ныне уже заслуженный деятель искусств Эдуард Топчян.

 

ПОД УПРАВЛЕНИЕМ Э.ТОПЧЯНА ОРКЕСТР СЫГРАЛ МНОЖЕСТВО ПРОГРАММзападноевропейской, русской и армянской классики. Неоценим, в частности, его вклад в исполнительское осмысление многих произведений современной армянской музыки. Эдвард Мирзоян, Арно Бабаджанян, Тигран Мансурян, Ерванд Ерканян и более молодые авторы в лице Топчяна и его оркестра нашли лучшего интерпретатора. Его чуткий контакт с оркестром, богатое чувство ритма, смелый полет интерпретаторской мысли привлекают к нему интерес слушателей не только Армении, но и зарубежных стран, где неоднократно гастролировал оркестр. Помимо всего, оркестр под управлением Топчяна в течение последних 15 лет все увереннее атакует оперный жанр, страстно желая возродить его былое значение. Это оперы (в концертном исполнении) Верди, Пуччини, Россини, Чайковского…

Но особое завоевание оркестра и его руководителя – это яркость и размах фестивального движения. Вот уже восемь раз звонкий, полный романтики международный фестиваль классической музыки буквально врывается в нашу музыкальную жизнь, представляя нам исполнителей новой волны, артистов экстракласса, которые пользуются мировой известностью. Инициаторы масштабного музыкального праздника – ярчайший виолончелист Александр Чаушян, живущий ныне в Великобритании, и руководство Филармонического оркестра.

…Когда-то, в самом начале работы с Филармоническим оркестром, Эдуард Топчян в беседе с обозревателем “ГА” заявил, что у оркестра отличный потенциал и он способен к стремительному росту. И это он доказывает на протяжении всех этих лет.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

spacer

ГАСТРОЛИ В ИТАЛИИ – ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ СТИМУЛ

September 9th, 2014
by
under Статьи на русском.
No Comments.

Сегодня в итальянском городе Мерано Филармонический оркестр Армении под управлением Эдуарда Топчяна даст концерт в рамках крупнейшего фестиваля “Эмилия Романия”, который по традиции каждое лето проходит в Италии. В фестивале принимают участие лучшие оркестры мира, такие как Лондонский, Венский, Сеульский, Чешский филармонические оркестры, Российский национальный оркестр под управлением Михаила Плетнева и другие.

 

26 АВГУСТА УЖЕ СОСТОЯЛОСЬ ПЕРВОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ НАШЕГО ОРКЕСТРА В РИМИНИ, где, в частности была развернута и солидная выставка фотографии, посвященная христианству, а 27 августа оркестр принял участие в фестивале в Читто-де-Кастелло, сыграв свой второй концерт. Кстати, билеты разошлись за три месяца до начала фестиваля. Завершатся гастроли армянских музыкантов концертом в Равелло, где также проходит летний фестиваль оркестров мира. Здесь также участвуют самые крупные мировые коллективы.

То, что Филармонический оркестр Армении приглашен на этот престижный летний фестиваль в Италии, вполне закономерно. За последнее десятилетие оркестр сотрудничал едва ли не со всеми ведущими мировыми исполнителями, начиная с Алексея Любимого и Пласидо Доминго и заканчивая Иваном Монигетти и Берндом Глемзером. Эту линию оркестра продолжил и осенний Ереванский международный фестиваль, организуемый руководством Филармонического оркестра и известным виолончелистом Александром Чаушяном. Вместе с оркестром под управлением Э.Топчяна выступали исполнители международного класса, имена которых у всех на слуху.

Сегодня оркестр находится в хорошей форме. В нем живет отличавшее его всегда стремление играть с максимальной ответственностью и полной самоотдачей. В оркестре ведется тщательная работа над культурой звуковедения, интонацией, строем. Без решения таких, сугубо технических задач не было бы пути к свободе творческого поиска, который столь свойствен этому коллективу.

Под управлением Э.Топчяна оркестр сыграл множество программ западноевропейской, русской и армянской классики. Неоценим, в частности, его вклад в исполнительское осмысление многих произведений армянской музыки. Эдвард Мирзоян, Александр Арутюнян, Авет Тертерян, Тигран Мансурян, Арно Бабаджанян, Ерванд Ерканян и более молодые наши авторы нашли в лице Топчяна и его оркестра лучшего интерпретатора. Его чуткий контакт с оркестром, богатое чувство ритма, полет интерпретаторской мысли привлекают к нему интерес слушателей не только в Армении, но и за рубежом, где неоднократно гастролировал оркестр, представляя свою страну. Но особое завоевание оркестра и его руководителя – это яркость и размах фестивального движения.

КАК ОТМЕТИЛ НАКАНУНЕ ПОЕЗДКИ В ИТАЛИЮ Э.ТОПЧЯН, ДЛЯ ВЫСТУПЛЕНИЙ В ИТАЛИИ оркестр подготовил две программы, но их выбор зависел от приглашающей стороны. В одной из них прозвучит в оригинальном варианте “Ночь на Лысой горе” Мусоргского. В Ереване до этого оркестр исполнял вариант Римского-Корсакова. Но это два разных произведения. Оригинальная версия, как отметил Э.Топчян, – это нечто невероятное и малоисполняемое. Задачей оркестра было исключительно верно, красочно передать особенности замысла композитора. В этом симфоническом произведении, которое композитор начал писать еще в студенческие годы, он обратился к фантастике, к области народных поверий и сказаний.

Он нарисовал музыкальную картину шабаша ведьм на Лысой горе, изобразив последовательно сбор ведьм, их толки и сплетни, поезд Сатаны и сам шабаш в виде дикого, разгульного пляса, сопровождаемого воплями, криками и завываниями. Во всяком случае композитор тщательно следил за тем, чтобы не отступить от народного духа. Произведение не всем понравилось, но Мусоргский ничего не захотел менять. “Для меня важная статья – верное воспроизведение народной фантазии”, – писал он. Вот этот оригинал и исполнен в Италии нашим оркестром. Помимо этого, в первую программу вошел Скрипичный концерт Арама Хачатуряна и симфоническая поэма “Шахерезада” Римского-Корсакова. Во вторую программу вошли “Спартак-сюита” Арама Хачатуряна, Концерт для флейты и арфы Моцарта и Шестая симфония Чайковского.

ПЕРЕД ОТЪЕЗДОМ В ИТАЛИЮ РУКОВОДСТВО ФИЛАРМОНИИ УСТРОИЛО прогон для близких друзей оркестра. В исполнении оркестра свежо, красочно и ярко прозвучала “Ночь на Лысой горе” Мусоргского. В качестве солистки в Скрипичном концерте Хачатуряна выступила талантливая скрипачка Ануш Никогосян. В исполнении молодой скрипачки композитор явился нам во всем своем величии: истинный, подвижный, вдохновенный. За благоуханной свежестью исполнения стояло подлинное духовное откровение непосредственной стихии жизни. И что поражает? Открытость А.Никогосян столь уникальным переживаниям. Это как бы указывает на первозданную полноту, силу и чистоту человеческого естества, всех изначальных чувств, данных природой человеку. По властной силе воздействия музыки можно догадаться о громадной духовной энергии, затраченной исполнительницей. Магия ее лица, утонченная красота и одухотворенность исполнения приводили в трепет. Это были музыкальные откровения, казалось, такие простые и ясные, но с неповторимостью ее трактовки и удивительной выразительности, которые остаются за чертой досягаемости.

На высоком градусе эмоций была исполнена оркестром и фантастическая симфоническая поэма “Шахерезада”, прочно вошедшая в репертуар. Она погружает нас в атмосферу звучания прекрасной восточной музыки с ее характерными интонациями и прихотливыми мелодическими изгибами, с инструментальными тембрами, воссоздающими сказочный, почти фантастический музыкальный колорит. Особенно прелестно звучало скрипичное соло в исполнении первой скрипки Кармен Торосян – нежная и томительная тема Шахерезады, в которой слышится и волшебство арабской ночи, и чарующий голос молодой рассказчицы, и полный таинственности колорит дивных восточных повествований. А оркестр выдал настолько мощный, плотный звук, будто лишний раз доказывая свое право называться национальным.

Итак, 30 августа гастроли Филармонического оркестра в Италии завершаются. Для наших музыкантов эти гастроли – огромный моральный стимул, награда за беспокойное служение Музыке.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: -1 (from 1 vote)

spacer

ПОСВЯЩЕНИЕ КЛАУДИО АББАДО

February 27th, 2014
by
under Статьи на русском.
No Comments.

Этот вечер в Большом зале филармонии был посвящен памяти недавно ушедшего из жизни крупнейшего дирижера современности Клаудио Аббадо. Зал был переполнен: ни одного свободного места, а сама сцена, заполненная до предела филармоническим оркестром, мощным хором – Академической капеллой Армении (худрук Ованес Чекиджян) и солистами, представляла грандиозное зрелище. Дирижировал Эдуард Топчян.

С ИМЕНЕМ КЛАУДИО АББАДО СВЯЗАНА ЦЕЛАЯ ЭПОХА ИСТОРИИдирижерского искусства XX и первого десятилетия нового века. В этом дирижере поражала, с одной стороны, высочайшая культура, глубокий, могучий интеллект, неуклонная воля, тонкий вкус, с другой – всепоглощающая любовь к своему делу. Он руководил лучшими симфоническими и оперными коллективами мира, дирижировал оперным оркестром миланского Ла Скала, лондонским филармоническим, Берлинским, Чикагским, Кливлендским симфоническими оркестрами, оркестром Венской государственной оперы и т.д. У него был обширный симфонический репертуар (от романтической до современной музыки). Аббадо великолепно дирижировал операми Верди. Он избирал в музыке самое созвучное его характеру, самые глубокие творения Верди – “Симон Бокканегра”, “Макбет”, “Дон Карлос”. Как отмечает итальянский критик Рудольфо Челетти, “Аббадо изменил представление о комических операх Россини – “Итальянка в Алжире”, “Золушка”, “Севильский цирюльник”, он заново прочитал “Путешествие в Реймс”.

Десятки, сотни его эталонных трактовок шедевров классики прошлого и современности золотыми страницами вписаны в историю исполнительского искусства. Аббадо во многом определил развитие основополагающих принципов мировой музыкально-исполнительской школы. У него превосходные записи. Это прежде всего блистательная “Кармен” – одна из многих великолепных оперных записей. Замечательны и все симфонические записи – от Брамса до Бартока, от русских классиков – Мусоргского, Прокофьева до европейских – Малера и Брукнера. Клаудио Аббадо умер в начале этого года, но остались бесценные записи его дирижерского искусства. Они будут с нами.

…Под сводами Большого зала звучал “Реквием” Верди. Это масштабное произведение великого итальянца (оно было посвящено памяти писателя – патриота Мадзони) захватывает не отчаянием, не душераздирающей скорбью, хотя есть в нем и смирение перед бренностью земной жизни, и трепет перед высшим судом, через который предстоит пройти всякой человеческой душе.

КАК ОПРЕДЕЛИТЬ ХАРАКТЕР ЭТОЙ МОНУМЕНТАЛЬНОЙ СЕМИЧАСТНОЙ СИМФОНИИ? Скорее всего, как контраст, сопоставление грозной, неумолимой, карающей силы – неба и смятенного, страдающего человечества. Но главное – в этой музыке торжественно звучит гимн величию мироздания, его нравственным ценностям, его красоте. Он, этот гимн, – в благородстве гармонии, что с самых первых мгновений поднимает тебя над повседневностью. Он – в грандиозных кульминациях, в драматической силе, выраженной в своеобразной теме Dies irae, (“День гнева”), рисующей картину тьмы и смятения. Тема “Дня гнева”, великолепно исполненная капеллой, становится сквозной темой не только центрального раздела, но и всего произведения. Оркестр под управлением Эдуарда Топчяна великолепно передает контрасты “Реквиема”: эпизоды сумрачно гневные и грозные перемежаются лирически скорбными и просветленно-сосредоточенными, повествующими о людском горе, о надеждах и мольбах человечества.

С обликом музыки удивительно сжились ее исполнители: нежное, потрясающее сопрано – Асмик Папян, мужественный, полный спокойного достоинства бас Барсег Туманян, великолепное меццо-сопрано Нарине Ананикян, тенор Липарит Аветисян, завораживающая удивительными красками голосов Академическая капелла. И, конечно, дирижер Эдуард Топчян – истинный центр, сердце всего содружества музыкантов, чей сдержанный, выразительный жест уверенно лепил грандиозную форму произведения. “Реквием” был преподнесен с большим пафосом и глубиной. Особенно впечатляюще была передана картина надвигающейся мировой катастрофы, эпизоды, повествующие о гибели вселенной, голоса грозных труб, возвещающих последний день мира, образ неумолимого судьи…

Трагически мощно звучал заключительный хор “Реквиема”. Поражала удивительная глубина и легкость преодоления серьезных исполнительских трудностей, необычайно широкая амплитуда нюансовых и штриховых контрастов. Здесь и тревожные вибрации звука, и мощные взрывы хорового тутто, тончайшее воздушное пиано и громовое, как шквал, форте, интонации, подобные вздоху, четкая, уверенно вылепленная форма, исключающая какие-либо исполнительские вольности. Непрерывный и прочный контакт того огромного, объемного и бесконечно разнообразного по краскам “инструмента” с дирижером, мгновенная реакция на его едва уловимые посылы не могут не вызвать восхищения.

В этот вечер исполнители – филармонический оркестр под управлением Э.Топчяна, Академическая капелла, лучшие оперные певцы раскрыли перед слушателями не только красоту и мощь музыки Верди и его образов во всем их блеске, но и дали почувствовать в них трагизм и безмерную силу человеческого духа. Замечательно, когда встречаешься с такой музыкой – глубокой, мудрой и человечной. Это ли не достойное посвящение памяти великого дирижера Аббадо?

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

Tags:.

spacer

ЯВЛЕНИЕ “ТОСКИ”

February 18th, 2014
by
under Статьи на русском.
No Comments.

Одно из самых интересных художественных событий уже состоялось, укрепив музыкальную репутацию февраля: в Большом зале филармонии им. А.Хачатуряна в течение двух дней (11, 13) шла премьера оперы Пуччини в концертном исполнении с участием мировой звезды Асмик Папян в заглавной роли. В афишах давно не пишут “народная артистка” и прочее – слушателей привлекают не звания и награды, а подлинный талант этой исключительной во всем певицы.

ОПЕРА “ТОСКА” В ОСОБЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ НЕ НУЖДАЕТСЯ.Любители вокального искусства знают ее едва ли не наизусть, а людям, от музыки далеким, она как была неинтересной, так и останется, что бы ни писали по этому поводу. Эта знаменитая опера великого итальянца обошла все сцены мира, и на сегодняшний день она – одна из самых исполняемых. Основа либретто – мелодрама “Флория Тоска” В.Сарду, написанная для Сары Бернар. Пуччини увидел в этой роли великую актрису, и на него она произвела огромное впечатление, как и весь спектакль в целом.

На армянской сцене “Тоска” впервые была поставлена А.Бурджаляном в 1937 году. Затем к этой опере дважды в разные годы обращался Г.Мелкумян – в 1948-м и 1955 гг. Довольно долго опера держалась в репертуаре театра, и в ней принимали участие лучшие исполнители Армении и знаменитые солисты, гастролирующие в республике. Но в последующие годы на нашей сцене “Тоска” не шла.

Поэтому понятен живой интерес, с которым была встречена эта опера в филармонии, несмотря на отсутствие особого театрального антуража, декораций, костюмов и прочее. Энтузиазм публики был вполне вознагражден: сложная, изысканная партитура, требующая от каждого оркестранта мастерства солиста, а от певцов – помимо музыкальности, великолепного вокала, драматических данных еще и ансамблевой виртуозности, была исполнена с замечательным попаданием в стиль, с той интонационной пластичностью звуковых линий, мягкостью колорита, обилием нюансов, с тем особым поэтическим флером, которого и требует эта красивая музыка.

Музыка “Тоски” рождает легкость и глубину восприятия. В исполнении нашего филармонического оркестра под управлением Э.Топчяна чувствуется энтузиазм и огромная любовь к автору. Эта опера стала не только вершиной сезона для филармонического оркестра и его руководителя, но и событием для оперных артистов, позволившим им с новой силой раскрыть свои творческие возможности. В этом проекте в блеском участвовали знаменитый камерный хор “Овер” под управлением Соны Ованнисян и хор “Спегани” под руководством Сарине Автандилян.

Музыка „Тоски„ рождает легкость и глубину восприятия. В исполнении нашего филармонического оркестра под управлением Э.Топчяна чувствуется энтузиазм и огромная любовь к автору.ГЛАВНЫЙ ДИРИЖЕР ОРКЕСТРА НЕ ВПЕРВЫЕ УДИВЛЯЕТ НАС ПОРАЗИТЕЛЬНОЙ способностью совершать художественные прорывы в оперном жанре. Его заслуга помимо чисто музыкальной части, которую он осуществляет на высоком уровне, – это умение привлечь именно тех людей, которые способны создать замечательный ансамбль. Пару лет назад он продемонстрировал в концертном исполнении редко исполняемую оперу “Турандот” Пуччини. Многие помнят, в каком напряжении держала публику сцена. На нашей памяти концертное исполнение таких шедевров мирового оперного репертуара, как “Аида”, “Отелло”, “Риголетто” Верди, “Мадам “Баттерфляй” Пуччини, “Паяцы” Леонкавалло, “Евгений Онегин” Чайковского и другие.

При всей легкости освоения новой партитуры за успехами дирижера стоит огромная целеустремленная работа над собой, постоянное накопление творческого багажа. Во всем ощущается бережное отношение к композиторскому замыслу, стремление воплотить его с предельной полнотой. Наверное, это очень трудно – жить только интересами музыки, не участвовать в околомузыкальных интригах, не лезть со своими советами в политику, как многие собратья, давно уже не представляющие никакое искусство. Возможно, слово “труд” немузыкально по природе и слух не ласкает, но, как подтверждает опыт, иных путей к вершинам искусства нет.

На вечерах премьеры “Тоски” его дарование раскрылось в еще более очевидных достоинствах: мягкость, певучесть, серьезная мысль и романтическая свобода. Жест стал легче, многое игралось с полунамека, с лица исчезло напряжение. И ничего, рассчитанного на публику, твердая и легкая рука. А темперамент ограничен чувством меры и вкуса.

Музыка Пуччини придает плоть и кровь мелодраматическим фигурам. Страстная, порывистая, неукротимая Тоска, благородный, мужественный, романтически мечтательный Каварадосси, злобный, коварный и жестокий Скарпия – три ярких образа, выразительно воплощенных в музыке. Арии Тоски (Асмик Папян), Каварадосси (Ованес Айвазян, с огромным успехом недавно выступавший на сценах Мариинского театра Санкт-Петербурга и Большого театра в Москве), Скарпия – в исполнении молодого певца Давида Бабаянца, прославившегося недавно в Италии, принадлежат к лучшим музыкальным завоеваниям. Каждая из трех основных партий чрезвычайно благодатна для исполнителей, она требует вокального и сценического мастерства. Все эти партии, да и второстепенные тоже, написаны блестяще и достойны самого внимательного подхода, но Тоска в исполнении Асмик Папян – абсолютный лидер.

ЕЕ УЧАСТИЕ В РОЛИ ТОСКИ ПРЕВРАЩАЕТ КОНЦЕРТ В СПЕКТАКЛЬ. К своей редкой музыкальной и драматической одаренности она добавляет облик красавицы. Уверенность в своем обаянии наделяет ее роль какой-то особенной, неожиданной, лучезарной магией. Мне посчастливилось видеть ее в “Норме”, “Аиде”, “Ануш”, в концертах, где Асмик исполняла множество арий, произведений немецких композиторов, Комитаса, но в этой партии она совершенно уникальна. Играя Тоску (я говорю играя, потому что она не только поет, а создает образ в полном объеме), Асмик тонко и точно передает образ мыслей своей героини. Она полностью выкладывается, отдав образу все свои чувства, индивидуализировав хорошо знакомую всем роль, полностью отождествляя себя с трагической героиней. Театральная иллюзия создается из реальности столь глубоко прочувствованной, что она на самом деле становится истиной.

Голос Асмик – Тоски царит над всеми голосами, утверждая ее неизменную любовь к Каварадосси. Поражаешься, как она может в одном звуке выразить покорность и страстность, мятежность и кротость, увлеченность и целомудрие. И еще, что не может не восхитить – глубочайшее проникновение в ту музыку, которую она исполняет. И в этом отношении у нее мало соперников, ибо она – не просто певица, а музыкант нашего времени. В ее нежном и будто порхающем голосе (особенно в первом действии и в блестящем финале) была ласковость и непреклонная решимость. Ее облик, ее прекрасные черты (на сцене она бесподобна), ее лебединое бесстрашие являются настоящим чудом в наш такой несентиментальный век!

БОРЬБА МЕЖДУ ШЕФОМ ПОЛИЦИИ – СКАРПИЯ И ПЕВИЦЕЙ СЛИШКОМ НЕРАВНАЯ,и Тоска в конце концов теряет самообладание. Когда Скарпия обманом вынуждает ее раскрыть местонахождение тайного убежища республиканца Анджелотти, Тоска познает всю горечь поражения. Она едва не теряет сознание, видя довольного собой, торжествующего Скарпия, который бросается к ней с пропуском в руке. Оказавшись в его объятиях, она инстинктивно хватает кинжал и пронзает им Скарпия. В исступлении Тоска выкрикивает слова ненависти в лицо умирающего, но увидев бездыханное тело, она словно пробуждается. “Он умер! – восклицает она и осеняет себя крестом. – В смерти прощенье!” В этой сцене она достигает истинного драматизма. Весь зал с напряжением следит за ее действиями, за тем, как в суеверном порыве она ставит зажженные свечи по обе стороны головы Скарпия и на грудь кладет распятие. Потом судорожно подбирает свою накидку и уходит на последних нотах звучащей в этой партии музыки.

Одна из удач концертного исполнения оперы – образ Каварадосси в воплощении потрясающего тенора Ованеса Айвазяна. Своими драматическими данными он, возможно, уступает Асмик, но голос певца по-своему уникален. Задушевность, обаяние теплоты раскрывает он в первые же минуты общения с Тоской. Он восхищает разнообразными вокальными красками. Его прощальная, прекрасная ария в финале наполнена воспоминаниями. Едва сдерживая слезы, он произносит душераздирающие слова: “И вот я умираю. И в этот смертный час мой я так жажду жизни”. Великолепен он в последней сцене, когда, отказавшись от повязки на глаза, находит в себе силы взглянуть на Тоску в последние мгновения жизни.

Конечно, очень сложна роль начальника полиции Скарпия, партию которого исполняет уже прославленный Давид Бабаянц. Здесь не должно быть актера, который играет и поет, пусть и с максимальной самоотдачей. Здесь должен быть… Скарпия. Слова и музыка дают ему огромные возможности для того, чтобы показать развитие характера. Но в концерте, несмотря на незаурядные вокальные данные, образ не дан в развитии. Однако веришь, что в спектакле Бабаянц способен поразить и сценическими данными, пластикой. Достойны внимания и исполнители других ролей – Анджелотти – бас Грант Папян, Сполетта – Перч Каразян, Скароне – Ованес Нерсисян, тюремщик – Погос Беазбекян (бас), маленький пастух – Мгер Акопян. Великолепен был дебют молодого певца Саркиса Бажбеук-Меликяна в роли ризничего. Он – воспитанник незабвенного профессора Рафаеля Акопянца, чьей памяти и было посвящено концертное исполнение “Тоски”.

Опубликовано в Культура

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (2 votes cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

Tags:.

spacer

КАКАЯ МУЗЫКА ИГРАЛА!

November 9th, 2013
by
under Статьи на русском.
No Comments.

“Плодотворно только чрезмерное, умеренное же – никогда!” – эти слова, сказанные Стефаном Цвейгом по поводу художественного максимализма знаменитого дирижера Артура Тосканини, могут в какой-то степени характеризовать и мастерство лучших артистических сил завершившегося VII Международного ереванского фестиваля классической музыки, посвященного 110-летнему юбилею одного из ярчайших композиторов XX века, Арама Ильича Хачатуряна.

ПЕРЕЛИВАЯСЬ ЗА ГРАНЬ ПРИВЫЧНЫХ КАНОНОВ, фестиваль стал не только самым серьезным явлением музыкальной осени, но совершенно неожиданно – и для исполнителей, и для публики – он дал почувствовать, что именно сейчас с музыкой Арама Ильича происходит нечто важное. Ее восприятие меняется, еще более углубляется, и это переживание знаменательно. Сегодня мы по-новому постигаем созвучность Хачатуряна нашему новому веку. Вновь звучат на мировой сцене его симфонии, инструментальные сочинения, ставятся балеты. Как и в былое время, его музыка являет собой пробный камень для испытания мастерства не только исполнителей, но и остроты мысли критика, его умения не просто анализировать и подытоживать наблюдения, но думать и сопереживать, и не с позиции стороннего наблюдателя, но в ближайшей сопричастности судьбам нашей современной культуры. Прозвучавшие в рамках фестиваля Вторая симфония А.Хачатуряна в исполнении филармонического оркестра под управлением Эд.Топчяна, Скрипичный концерт, в котором солировал известный скрипач из Великобритании Борис Бровцын, Концерт-рапсодия для виолончели и оркестра, блестяще исполненный Нареком Ахназаряном и оркестром под управлением Э.Топчяна, задали всему фестивальному марафону особую тональность, определив ее высочайшую планку.

Число представленных на этом своеобразном музыкальном вернисаже авторов, исчерпывающе широкий охват произведений крупных форм, преобладание исполнителей экстракласса – все это делает этот форум важнейшим событием, не знающим аналогов в богатой музыкальной жизни республики. То, что сделал этот фестиваль, огромно по количеству, по значению, по накалу энергии и мастерству. На этот раз результат именно в музыкальной своей части превзошел все ожидания. Конечно, в этом заслуга организаторов – художественного руководителя и главного дирижера филармонического оркестра Эдуарда Топчяна и ярчайшего виолончелиста, нашего соотечественника Александра Чаушяна, живущего ныне в Великобритании, в их умении организовать работу, привлечь именно тех артистов, которые способны совершить художественный прорыв в неведомое, придать любому фестивалю особый шарм и значимость. Инициаторы фестиваля сделали так, чтобы все, даже те, кто волею случая попал в филармонию, имели возможность восхищаться, осознавая свою пусть и призрачную, но сопричастность тому чуду, что принято называть миром музыки. И, конечно, самое удивительное – работа в нем наших артистов, каждый из которых не только использовал максимум своих возможностей, но как бы “перескочил через себя”.

И ЧТО ИНТЕРЕСНО? Был огромный успех концертов, но фурора не было, не было особого ажиотажа вокруг филармонии, как это обычно происходит на концертах “Армянские перспективы: XXI век”. А ведь концерты нынешнего фестиваля, как, впрочем, и предыдущих шести, ничуть не уступают тем, что проводит руководство “Армянских перспектив”. Из года в год они становятся все недоступнее для простых смертных, и в том числе и для автора этих строк. Самое большее, что они могут предложить, – это входной билет без места. Интересно, на кого рассчитаны эти концерты? Цены на билеты баснословные. И, естественно, престижа ради на эти концерты ходят в основном жены крупных бизнесменов, депутаты Национального Собрания. Это понятно: ведь именно они – “истинные ценители” прекрасного. Не важно, что некоторые из них просто засыпают на этих концертах, отдыхая от непосильного труда на благо народа. Во всем мире обозреватели ведущих газет, критики имеют свои постоянные места, но только не у нас. За две недели до концерта Хворостовского моя дочь решила приобрести билеты. Но каково же было ее удивление, когда кассир заявила, что остались билеты только по 50 тысяч. Кстати, хочу напомнить, что зарплата оркестрантов Оперного театра ровно столько. Комментарии, как говорится, излишни.

Возвращаясь к основной теме, напомню, что за полтора месяца состоялось 11 концертов, в которых выступили всемирно известные скрипачи Изабелл Фауст, Дайшин Кашимото, Борис Бровцын, Ануш Никогосян, Коля Блахер, виолончелисты Александр Чаушян, Нарек Ахназарян, Марио Брунелло, пианисты Кирилл Герштейн, Матан Порат, Анаит Чаушян, Марианна Ширинян, Константин Лифшиц, А.Мельников, альтисты Демут Поппен, Яна Дарян, дирижеры Исраел Юнон, Ваан Мартиросян.

Завершающий концерт фестиваля прозвучал на самой высокой ноте. Если блестящую игру пианиста Константина Лифшица слушатели восприняли как должное (он давно обогрет армянским солнцем, трижды участвовал в фестивале), то фантастическое выступление скрипача Коли Блахера буквально потрясло всех. Он настоящий поэт скрипки. Кстати, играл он на инструменте Страдивари. Ощущение – будто его струны ведут в царствие небесное, к вечной красоте. Исполнял он Скрипичный концерт Брамса. Поражало соединение поэзии и высшего артистизма, романтичного порыва и необыкновенного драматизма, яркости красок и предельной простоты. Контакт с залом установился с поразительной быстротой. И так прочен этот контакт между оркестром, солистом и нами, слушателями, что открываются какие-то новые, прежде не известные условия восприятия музыки. Она раскрывается как-то по-особому – благородная, исполненная глубокой мысли, драматизма, ясности, чистоты. Вот уж воистину “мне Брамса сыграют – я вздрогну, я сдамся”. Солист и оркестр играли на таком подъеме, что просто дух захватывало. На фантастическом перепаде шел этот дуэт – неожиданный, непредсказуемый, но поразительно точный по душевному настрою, по найденной интонации, когда кажется, что только для тебя играют артисты, беря в плен своим неукротимым темпераментом. И уже не ослабевает ни на секунду напряженное внимание к нарастающему крещендо, бурному и стремительному его течению. Течению, где есть нежнейшая лирика и драматическая мощь, тревожный пафос и неожиданный покой, – все эмоции, все душевные состояния.

Надолго запомнится и Второй фортепианный концерт Рахманинова, в котором солировал пианист К.Лифшиц. Свою ведущую роль он выполнил убедительно и ярко. Мощный, завораживающий пианизм, но все при этом мотивированно, продуманно, логично. Эмоционально, но не сентиментально. Изумительны были в его игре тон и динамика. И уж, конечно, не могли не покорить полная сосредоточенность артиста, продуманность, подкупающая рельефность каждого момента звучания. Замечательным партнером солисту выступил и наш оркестр под управлением Эдуарда Топчяна, продемонстрировавший достойный уровень исполнения. За редким исключением, почти всеми концертами фестиваля дирижировал Топчян, главной целью которого было не только представление лучших солистов мира, что само по себе очень важно, но и смотр достижений оркестра, представление коллектива во всем его разнообразии. Отшлифованное исполнение, удивительное творческое единство солистов и оркестра – результат высокой требовательности дирижера.

Итак, еще один фестиваль стал историей. Нас ждут новые встречи в следующем году. Какими они будут, покажет время.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (3 votes cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: +2 (from 2 votes)

spacer

ЗВЕЗДНЫЕ ЧАСЫ ФЕСТИВАЛЯ

October 10th, 2013
by
under Статьи на русском.
No Comments.

 Как известно, в Ереване в последнее десятилетие устраивается множество фестивалей – хороших и разных. Но не каждый из них собирает невиданный урожай, как Международный фестиваль классической музыки, организованный подлинными подвижниками культуры – художественным руководителем и главным дирижером Филармонического оркестра Эдуардом Топчяном и ярчайшим виолончелистом Александром Чаушяном. Благодаря их усилиям в нашей размеренной концертной жизни случаются события, которые ожидаются с нескрываемым интересом, ибо обеспечивают встречу с самыми яркими солистами.

Фестиваль не знает себе равных по блеску и многочисленности талантов. Это фейерверк выступлений, одно ярче другого, каскад блистательных незабываемых встреч, о которых автор этих строк уже писала. Участники фестиваля принадлежат к разным культурам, разным исполнительским школам, но у них есть много общего. Они фантастически талантливы и, несмотря на молодость большинства исполнителей, занимают ведущие места на мировом музыкальном Олимпе. За каждым из них стоят уже такие профессиональные успехи, которые иным знаменитостям довелось испытать лишь спустя десятилетия их творческой деятельности.

Три концерта, которые в начале октября предложил продолжающийся фестиваль, определили особый эмоциональный климат всего месяца. В Большом зале им. Арама Хачатуряна играли выдающиеся музыканты современности. Российский пианист, живущий ныне в США Кирилл Герштейн удивлял стилистическими тонкостями и ясностью мысли. О технике не говорю – фантастическая! Второй фортепианный концерт Прокофьева в исполнении Герштейна и Филармонического оркестра под управлением Эдуарда Топчяна произвел на слушателей ошеломляющее впечатление. Восторгу публики, особенно молодежи, не было предела. Слушателей поражали виртуозная сила и мощь его пианизма, уверенность артиста, словно выковывающего за роялем литые контуры образов. Музыка Прокофьева ни на один миг не переставала быть прекрасной – от простой величавой темы первой части до апофеоза буйных, драматичных, фантастических сил в финале. И – ничего рассчитанного на публику. Никакой аффектации, позы. Самый артистизм Габриеляна свободен от поисков образца, которому бы он следовал. Сила его трактовки помогала зажечь оркестрантов, добиться поразительного контакта с оркестром, который звучал легко, прозрачно, реагируя на все исполнительские тонкости пианиста. Пианист, дирижер и оркестр творили в едином порыве, основанном на полном взаимопонимании.

Это дебют Герштейна в Армении. Думается, впредь его имя будет ассоциироваться у нас с музыкой Прокофьева, хотя ереванцы избалованы отличными интерпретаторами музыки великого классика. Ведь трудно забыть великолепную трактовку этого же концерта нашего вдохновенного пианиста Сергея Бабаяна в этом же зале, покорившего всех блеском и глубиной исполнения. Пару лет назад мы слушали и другого феноменального интерпретатора прокофьевских концертов – Давида Торадзе, выступившего с исполнением Третьего фортепианного концерта на сцене Академического театра оперы и балета им. Спендиарова.

Каждый большой музыкант открывает в музыке, уже хорошо знакомой, какие-то особые, еще не замеченные сокровенные свойства. И уже после этого они навсегда будут связаны для слушателей с его именем.

Во втором отделении концерта 2 октября выступил Александр Чаушян, исполнив Виолончельный концерт Шумана. В Ереване его всегда встречают с повышенным интересом, поскольку он – один из самых значительных и впечатляющих музыкантов, признанных сегодня миллионами слушателей, к которым безоговорочно присоединяются и самые требовательные мировые критики.

Мы помним, как зажглась его звезда еще в годы учебы в Ереванской музыкальной десятилетке. Победитель Международного моцартовского конкурса в Вероне и Международного конкурса в Голландии, обладатель премии на XII Международном конкурсе им. П.И.Чайковского и конкурса ARD в Мюнхене, он давно завоевал широкое признание в мире. Не каждому исполнителю удается трижды стать обладателем престижной премии Cuihermina Suggia в Лондоне, призером Оркестра Новой Англии, обладателем награды конкурса молодых исполнителей Summis Auspiciis в Нью-Йорке.

А.Чаушян выступает в ансамбле со многими известными музыкантами, дает концерты в лучших залах мира, таких как “Вигмор-холл”, Зал Королевы Елизаветы, “Рояль-фестиваль-холл”, “Сантори-холл”, участвует в фестивалях в Кухмо (Финляндия), Монпелье (Франция). С 2002г. является артистическим директором фестивалей камерной музыки на Кипре и одним из организаторов Международного фестиваля в Ереване. Чаушян выступает с оркестром Лондонской филармонии в Барбикан-холле, сотрудничает с такими коллективами, как Академия Св. Мартина и Королевский филармонический оркестр (Великобритания), камерный оркестр Падуи (Италия) и другие.

Выступление Чаушяна в ансамбле с филармоническим оркестром под управлением Топчяна прошло, как всегда, на высоте. Изобретательность звука его инструмента потрясающая. Чем чаще мы будем встречаться с Александром в родном концертном зале, тем лучше.

Абсолютно сенсационным был следующий – сольный концерт всемирно известного итальянского виолончелиста Марио Брунелло, который в Ереване выступает уже дважды. Исполнение программы – две сюиты – NN1 и 3 – Баха, соната Мечислава Вайнберга и известного сицилийского композитора и виолончелиста Дж. Соллима, а через день – Виолончельный концерт Н.Мясковского обнаружил богатство внутреннего мира артиста, его разностороннее, удивительное мастерство, утонченный вкус. Он – поэт виолончели, и как у большого поэта, у него свой стиль и своя индивидуальность, а в каждом сыгранном произведении – собственный непостижимый мир. И при этом – поразительная свобода на сцене, естественность, сосредоточенность, которая заставляет верить: нет зала, нет публики, он беседует лично с тобой, делясь собственными чувствами и даря тебе кусочек сердца. У Брунелло мировая слава. Крупнейшие оркестры и дирижеры мира считают за честь играть с этим уникальным артистом. Он работал с такими дирижерами, как В.Гергиев, Ю.Темирканов, Риккардо Шайн, Риккардо Мути, В.Юровский, Даниэл Гатти, Клаудио Аббадо и другие.

Выступая со своими концертами, Брунелло сам комментирует произведения, увлекая публику интересными сведениями об авторах, сочинениях. Как отметил на своем сольном концерте Брунелло, он использует новые средства общения с публикой, в частности, интерактивные методы, объединяющие музыку, текст и художественные образы. Брунелло много экспериментирует, используя разнообразные жанры, что находит отражение в его дискографии. Среди его записей Тройной концерт Бетховена, Шопена, а также произведения современных авторов для виолончели solo. В минувшем году у Брунелло вышла запись Виолончельного концерта Дворжака, сделанная в Риме с оркестром Академии Санта-Чечилия под управлением Антонио Паппано.

Поразительно было то, что ни разу (а это бывает не часто) аплодисменты не гремели после точно выверенной ритуальной паузы, а рождались постепенно, тихо, как выражение благодарности. Главное ощущение – тишина в зале, не та, внешняя, когда даже дыхания людского не слышно, но тишина внутренняя, когда ни одного суетного движения души. А в музыке – внутреннее содержание и душа настолько первичны, что анализировать игру такого мастера, как Брунелло, не только не хочется, но просто несерьезно.

И, наконец, третий концерт октября в рамках фестиваля подарил нам еще одну долгожданную встречу – с пианисткой Анаит Чаушян, которая ныне работает и живет в Великобритании. Она с блеском сыграла Фортепианный концерт Хачатуряна с Филармоническим оркестром под управлением Эд. Топчяна, Радостно было и то, что в фестивальной программе прозвучало одно из новых сочинений талантливого современного композитора Ерванда Ерканяна – “Мистерия”.

Это была премьера сочинения, и по желанию самого композитора, дирижера и оркестра она была посвящена памяти недавно ушедшей из жизни Аракс Сарьян, великолепные комментарии которой к концертам неоднократно звучали с этой сцены. Надо сказать, что это было достойное посвящение. Исполнение этого сочинения в какой-то степени прорыв, поскольку на этих фестивалях современная армянская музыка (кроме Ваче Шарафяна) звучит редко.

Фестиваль продолжается…

Наталия ГОМЦЯН

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

spacer

СЕНТЯБРЬСКИЕ ВЫСОТЫ

October 7th, 2013
by
under Статьи на русском.
No Comments.

Для любителей музыки открытие концертного сезона – всегда долгожданный источник новых художественных волнений и радостей. Начало нынешнего сезона ознаменовалось VII международным фестивалем классической музыки, который проходит под знаком Арама Ильича Хачатуряна и посвящен 110-летию со дня его рождения. Он и стал главным героем этого музыкального марафона, который проходит под высоким патронатом первой леди – госпожи Риты Саргсян.

ОСНОВАТЕЛИ ФЕСТИВАЛЯ – ГЛАВНЫЙ ДИРИЖЕР И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ руководитель Филармонического оркестра Эдуард Топчян и всемирно известный виолончелист Александр Чаушян, благодаря усилиям которых фестиваль стал таким заметным международным праздником одного из самых великих родов искусств. И дело здесь не только в насыщенности его программ гениальными творениями любимого всеми композитора (что само собою разумеется), но и еще в одном примечательном обстоятельстве. Каждый из концертов предлагал аудитории что-либо художественно событийное.

Что же касается исполнительского уровня фестивальных концертов, то достаточно назвать такие имена, как скрипачи Изабель Фауст и Борис Бровцын, Дайшин Кашимото, пианист и композитор Матан Порат, наши прославленные соотечественники Нарек Ахназарян и Александр Чаушян (виолончель), дирижер Исраел Ийон, чтобы представить то художественное наслаждение, которое испытывают ереванцы и гости столицы, присутствуя на концертах фестиваля в Большом зале филармонии.

Сейчас фестиваль вышел на финишную прямую. Он взял старт с самой высокой ноты: в первом отделении в исполнении Филармонического оркестра под управлением Эдуарда Топчяна и солистки Изабель Фауст прозвучали два скрипичных концерта Моцарта – NN1 и 4.

Эту удивительную скрипачку хорошо знают в нашей стране благодаря Александру Чаушяну и Эдуарду Топчяну. Она сейчас – одна из лучших скрипачей мира. Самые престижные фестивали не обходятся без ее участия. Звук ее скрипки дивной красоты (она играет на скрипке работы Страдивари) и редкой мощи, безупречная техника и эффектная сценическая внешность – все это покоряет публику сразу. Кажется, едва ли не все мыслимые достоинства слились в органический синтез ее творческой индивидуальности: Моцарт прозвучал у нее с огромной впечатляющей силой. Поразила она не только легкостью преодоления виртуозных эпизодов, изумительным звуком, хрупким и одновременно певучим, скорее небесным, чем земным, но и точной передачей особой ауры, специфического пульса этих концертов. Кстати, после Еревана Изабель выступила в Москве на фестивале Российского национального оркестра. Ее партнером по сцене был французский дирижер армянского происхождения Ален Альтиноглу.

Откровением в этот вечер было исполнение Филармоническим оркестром под управлением Эдуарда Топчяна Второй симфонии Арама Хачатуряна, как ее еще называют – “Симфонии с колоколом”, написанной в самом начале Великой Отечественной и отразившей грозные события, потрясшие все человечество. Это драматическая поэма борьбы, исполненной священной ненависти к врагу, песнь о духовном величии народного героизма. Оркестр сразу же захватил зал, воплотив своим исполнением и структурную стройность композиции, и романтические отступления первой части, и трагически величавый образ шествия, и зловещий характер стремительного пляса. Невозможно было ни на секунду отвлечься от этой всепоглощающей музыки, рождающей у каждого сидящего свои ассоциации. Это была настоящая творческая работа оркестра. Финал превратился в ликующее прославление бытия, восторженный гимн жизни, Человеку.

Нельзя было не заметить слитность звучания всех групп оркестра, его гибкость и эмоциональную отзывчивость на малейшие детали интерпретации дирижера, которого после финала вызывали несколько раз, оглушая зал криками “браво!”

ВТОРАЯ ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ ЦЕЛИКОМ СОСТОЯЛА ИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ АРАМА ХАЧАТУРЯНА. Ее самой светлой, сияющей точкой оказалось исполнение Филармоническим оркестром под управлением Эд.Топчяна Концерта-рапсодии для виолончели и оркестра Хачатуряна, в котором в качестве солиста выступил лауреат множества международных конкурсов, обладатель первой премии Международного конкурса им. П.И.Чайковского Нарек Ахназарян. Можно с уверенностью сказать, что его выступление в этом концерте, который мы слушали не раз, потрясло публику.

В зале произошло чудо возрождения заигранного сочинения. Солист и дирижер заражали друг друга искрометной радостью артистического состязания, охватившей и оркестр, который то растворялся в стихии аккомпанирования, то воодушевленно и ликующе пел свои tutti. Но в роли вспомогательной он не был никогда. В отдельных же частях Концерта-рапсодии завораживала тихая беседа инструментов, когда звучащая виолончель Ахназаряна самозабвенно вслушивалась в голоса оркестровых солистов – кларнета, валторны, а солисты сливались в созвучии с виолончелью, зал же замирал, чтобы не пропустить ни единой интонации в этом полном значения обмене репликами. И оркестр, и солист великолепно передали мелодическое богатство контрастных и колоритных тем, глубину художественных обобщений Концерта Хачатуряна.

В ПРОГРАММЕ ВТОРОГО ОТДЕЛЕНИЯ БЫЛ СКРИПИЧНЫЙ КОНЦЕРТ ЮБИЛЯРА, который сыграл впервые в Ереване известный молодой скрипач Борис Бровцын. Это сочинение звучит во многих престижных залах мира. Стало уже привычным, говоря об этом шедевре, ссылаться на ее интерпретацию знаменитых исполнителей. Но – музыка есть музыка, и одна из самых значимых ее прелестей заключается как раз в том, что каждое поколение исполнителей прочитывает ее шедевры по-своему, давая нам дополнительные свидетельства того, как подлинно гениальное творение способно впитывать в себя весь последующий опыт. Играл Бровцын безукоризненно, с высочайшим профессионализмом, многие быстро оказались под влиянием обаяния артиста, но все же оставалось ощущение, что скрипачу в этот раз нечего было сообщить слушателям.

Полное взаимопонимание произошло в следующем концерте – камерном, где он в ансамбле с солистами – Матаном Порат (фортепиано), Яной Дарьян (альт), Кареном Кочаряном сыграл Фортепианный квартет Шумана. Трудная в ансамблевом отношении партитура была прочитана очень ярко, с хорошим ощущением стиля и вместе с тем эмоционально.

В первом отделении камерного концерта отличное впечатление произвела на слушателя замечательная скрипачка Ануш Никогосян. С участием Ануш, пианиста Матана Пората и виолончелиста Карена Кочаряна прозвучало Фортепианное трио Шостаковича N2. В игре Ануш все естественно, ни в одной фразе не чувствуется работы, напряжения. Изящество, напор, внутренняя энергия в крайних, быстрых частях сочетались с углубленным лиризмом.

СЕНТЯБРЬ ПОРАДОВАЛ ЕЩЕ ОДНИМ ЯРКИМ ИМЕНЕМ: вне рамок фестиваля выступил потрясающий российский пианист Эдуард Кунц. Этот концерт с его участием посвящался Дню независимости. Яркий, эмоциональный, праздничный рояль. Складывалось ощущение, что пианист может все и никаких трудностей для него не существует. Сложная, насыщенная программа – Первый концерт Чайковского, исполненный Филармоническим оркестром под управлением Эд.Топчяна с его участием, “Ночной гаспар” Равеля, “Ноктюрн” Падеревского, мазурки и вальс Шопена и масса произведений на “бис” – все было сыграно на высоком уровне и прозвучало как откровение. Жаль, что в этот день пустовала правительственная ложа. Такие артисты – величайшая редкость. Уникальная техника, все очень хорошо продумано и насыщено мельчайшими, но очень важными для каждого заявленного сочинения выразительными деталями. От начала до конца это было живое, трепетное исполнение.

Ни на йоту не отступая от авторского текста, Эдуард Кунц максимально использует те творческие возможности, которые оставляет артисту любая нотная запись. Порой Кунц играет сдержанно, часто задумчиво. И эта внешняя сдержанность лишь увеличивает силу воздействия музыки. Исполнение музыки Шопена было пронизано ощущением импровизации. Чувствовалось, что мироощущение романтиков близко натуре пианиста. Поэтому с таким утонченным изяществом и поэтичностью звучали ноктюрны, мазурки и вальс Шопена.

Приятно отметить, что на этом концерте и на всех концертах фестиваля было много молодежи, а для нее выступления мастеров такого ранга особенно полезны и поучительны.

Наталия ГОМЦЯН

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

spacer

НЕОБЫКНОВЕННЫЙ КОНЦЕРТ

February 16th, 2013
by
under Статьи на русском.
No Comments.

 Большой зал филармонии им. А.Хачатуряна был полон, и сердцевину слушателей составляли студенты и педагоги вузов с друзьями, знакомыми. Необычна была не только аудитория, но и программа, которую представил филармонический оркестр под управлением Э.Топчяна: в первом отделении прозвучали “Испанские каприччио” Н.Римского-Корсакова, Концерт для гитары и оркестра “Аранхуэс” Хоакина Родриго и Четвертая симфония Брамса – во втором. Успех был полный, аудитория готова была слушать еще и еще.

ОСОБЫЙ НАСТРОЙ ПРОИСХОДЯЩЕМУ ПРИДАЛО “ИСПАНСКОЕ КАПРИЧЧИО” РИМСКОГО-КОРСАКОВА, которое было исполнено оркестром с чувством, загадочно, будило фантазию, располагало к размышлению наедине с собой. Оно предопределило свободу выражения, импровизационность, как бы случайность возникновения образов.

Романтическое начало ощущалось с первых же звуков “Аранхуэсского концерта” Хоакина Родриго, творчество которого отмечено неповторимым своеобразием стиля, глубинными связями с испанским фольклором. Исполнение этого концерта одним из самых известных армянских гитаристов – Акопом Джагацпаняном и оркестром под управлением Э.Топчяна хотя и нельзя назвать эталонным, но оно вызвало восторг публики, о чем свидетельствовали переполненный зал и та удивительная атмосфера единения исполнителя и слушателей, которая царила в зале. Это произведение с особой силой раскрыло колористическое мастерство гитариста.

…Непрерывно льется искренняя и трогательная мелодия. Кажется, ничто не может ее остановить. В чем же смысл этого меланхолического образа? Вероятно, в бесконечной жизни превращений. Именно здесь сосредоточен огромный заряд эмоциональности, которая наполняет художественный образ и делает его подлинным.

Исполняя этот концерт, Акоп Джагацпанян восхищает прежде всего благородством и “сложной простотой” своего подхода к нему. Тихий, но обладающий огромной силой воздействия голос его инструмента покоряет зал. Солирующая гитара ни разу не выступает на фоне всего оркестра, но только совместно с небольшими группами сравнительно негромко звучащих инструментов. Особенно выразительной была вторая часть концерта, адажио. Впечатление исповеди композитора и исполнителя. Неожиданное измерение – глубина драматических коллизий в тексте, философичность и разнообразие в их выражении. Слушаешь не шелохнувшись. Сотни слушателей в Большом зале филармонии – как один. У всего зала шанс контакта с совершенно иным. И сам гитарист себя не щадит – ощущение мига, который не может повториться. Его не хотят отпускать, и каждый его выход бурно приветствуется. Потом он садится и играет снова. Удивительная музыкальность и великолепная техника, но главное – такая увлекающая взволнованность артиста.

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ АКОПА УВЛЕКАЕТ СВЕЖЕСТЬЮ ЧУВСТВ, СОЛНЕЧНЫМ КОЛОРИТОМ, некоей сиюминутностью, редкой органичностью. Не будет преувеличением сказать, что артист мастерски овладевает залом. Ему безоговорочно веришь. Испытав однажды силу его творческого обаяния, становишься почитателем его таланта. Слагаемые его художественного кредо – глубокое осмысление репертуара, универсального по охвату различных эпох и стилей, демократизм самого искусства, лишенного ложной аффектации, просветительская направленность, виртуозность, когда проблемы “сопротивления” материала как бы отступают перед самой музыкой.

Отличную школу прошел Акоп Джагацпанян еще в музыкальном училище им. Романоса Меликяна (класс педагога Эдуарда Бадаляна), а затем и в Ереванской консерватории. Он ведет активную концертную деятельность: выступал с концертами и вел мастер-классы в России, Украине, Грузии, Эстонии, Беларуси, Германии, Сирии, Польше, Чехии, Бельгии, Франции, Италии, Ливане, Иране, Аргентине и других странах. В его репертуар входят сочинения (обработки, гитарные транскрипции) Вивальди, Баха, Паганини, Альбениса, Родриго, Морено Торробы, К.Педреля и других композиторов. С 2004 года А.Джагацпанян – артист ансамбля Cadenc, а через два года создал гитарный ансамбль Los Locos, который отлично представляет фламенко и латиноамериканский репертуар. Акоп Джагацпанян ведет и активную преподавательскую деятельность (с 1995 года он ведет класс гитары в консерватории), воспитывая молодые кадры и передавая им свои навыки и богатый опыт. Что же касается его выступлений, то они всегда проходят с неизменным успехом, собирая огромную аудиторию, в чем мы убедились и на концерте в Большом зале филармонии.

СОВЕРШЕННО ИНОЙ МИР ПРЕДСТАЛ ПЕРЕД СЛУШАТЕЛЯМИ ВО ВТОРОМ ОТДЕЛЕНИИ КОНЦЕРТА. Филармонический оркестр под управлением Э.Топчяна исполнил одно из сложнейших сочинений Брамса – Четвертую симфонию, которую выдающийся музыковед И.Соллертинский назвал инструментальной драмой, потоком взволнованной и глубокой музыки. Обнажая “диалектику” души автора, вводя нас в мир душевных раздумий, смятения, жестоких страстей, взлетов, воспоминаний, оркестр сразу захватил зал… Невозможно было отделаться от навязчиво возникающего образа неумолимой судьбы, “которая безжалостно влечет к гибели то ли человеческую личность, то ли целый народ…” Оркестр и дирижер раскрывали такие масштабы, такие глубины, что равнодушных в зале не оставалось. Особенно впечатляющим был финал – трагическая кульминация симфонии. Эмоциональная сила воздействия была столь велика, что, казалось, публика испытала шок. Даже когда в огромном пространстве зала растаяли звуки последних аккордов, все сидели в оцепенении. Только спустя минуту зал взорвался аплодисментами.

Последние концерты (великолепно прозвучала недавно и Десятая симфония Шостаковича) свидетельствуют о значительно окрепшем дирижерском искусстве Топчяна. Уверенный, четкий жест, умение собрать внимание и творческую волю большой массы исполнителей, одухотворенность интерпретации – таковы сегодня качества, свойственные лучшим работам художественного руководителя оркестра.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 5.0/5 (2 votes cast)
VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 0 (from 0 votes)

spacer